21.05.2024

«Чудный дом на Посадской»: мемориальный музей-квартира о. Иоанна в Кронштадте

Образ Святого Праведного Иоанна Кронштадтского глубоко соединился с тем домом, в котором он прожил всю свою священническую жизнь в течение 53 лет. Этот дом в Кронштадте, на пересечении Андреевской и Посадской улиц, адрес которого был известен всей России, стал той самой свещницей из евангельской притчи, на которой была поставлена пред всем миром горящая свеча служения кронштадтского пастыря.

К этому внешне непримечательному – на фоне старой городской застройки – двухэтажному дому в течение почти полувека каждый день приходили десятки, сотни, а в какие-то дни и тысячи богомольцев, на его адрес ежедневно поступало такое количество корреспонденции, что ее приносили в мешках. Открытки с видом этого дома расходились по всей стране. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что без этого дома невозможно представить жизнь и подвиг отца Иоанна Кронштадтского.

Что мы знаем об истории этого Дома?

До 1917 года это здание имело статус «Дома причта Андреевского собора», «домом Иоанна Кронштадтского» оно может называться только условно, потому что никогда ни сам дом, ни какая его часть не принадлежали протоиерею Иоанну Сергиеву как собственность. В формулярном списке о. Иоанна имелась запись: «Недвижимостью не владеет». В доме более ста лет – с 1807 по 1917 год – проживали члены причта Андреевского собора. Первый этаж обычно занимали церковнослужители и младшие члены причта, а на втором этаже жили священнослужители — настоятель и ключарь собора с домочадцами.

Дом был построен во 2-й половине XVIII века в характерной для Кронштадта стилистике классицизма. Им владел полковник Максим Максимович фон дер Пален, принадлежавший к известному в истории России баронскому роду, военный инженер и член Комиссии строения Кронштадтской военной гавани (1788).

На «Генеральном чертеже части западной стороны Кронштадтской крепости», составленном Кронштадтской инженерной комиссией в 1809 году, этот дом уже указан и дано его краткое описание: «Место с каменным и деревянным строениями, принадлежащее наследникам умершего полковника барона Палена, имеющее длины 30, ширины 15 сажень» (РГА ВМФ, ф.1341, оп.4, д.137, с.1)

В начале ХIХ в. после смерти Максима фон дер Палена дом по наследству перешел малолетней дочери барона.

В книге И. Туринского «Кронштадтский Андреевский собор» (СПб., 1892) о доме содержатся следующие сведения: «Для жительства священнослужителей в 1806 году на церковную сумму приобретен от опекунов над имуществом наследницы фон дер Пален каменный двухэтажный дом на углу Андреевской и Посадской улиц…» «В 1827 году дом был возобновлен на отпущенную из Комиссии духовных училищ сумму», при этом к дому были приписаны участки земли по Андреевской, Посадской и Медвежьей улицам.

В доме причта Андреевского собора священник Иоанн Сергиев поселился в декабре 1855 года, после того как он 14 ноября 1855 г. вступил в брак с Елизаветой Константиновной Несвицкой (1829 – 1909), а 10 и 12 декабря того же года был рукоположен во диакона и во иерея и определен в клир Андреевского собора в Кронштадте, заняв вакансию третьего священника, когда ушел за штат по состоянию здоровья его тесть, ключарь К. П. Несвицкий.

Вся дальнейшая жизнь отца Иоанна была связана с этим домом, в котором он прожил 53 года — с декабря 1855 г. до дня кончины 20 декабря 1908 г.

Скромная квартира была тем единственным местом, где отец Иоанн мог уединиться для молитвы, для «минут духовного трезвения и созерцания, благоговейных чувств, душевных исправлений и покоя в Боге» (подзаголовок книги «Моя жизнь во Христе»). Кабинет служил для него одновременно рабочей комнатой, моленной кельей и спальней. Здесь отец Иоанн составлял вдохновенные проповеди, ежедневно писал духовный дневник, на основе которого была составлена знаменитая книга «Моя жизнь во Христе». В стенах кабинета случилось несколько чудесных видений Божией Матери. Во время одного видения Пречистая изрекла Божьему избраннику утешительные слова: «Милейшие вы чада Отца Небесного».

Какую точно комнату занимал отец Иоанн с Елизаветой Константиновной в первые годы жизни в доме (до смерти своего тестя), неизвестно, однако можно определенно утверждать, что комната располагалась именно в этом доме, поскольку в этот период Андреевский собор имел всего один причтовый дом. Свидетельства современников также подтверждают, что квартира в первые годы находилась в этом доме.

Обыкновенно священник, оказывавшийся за штатом (в данном случае ключарь протоиерей К. П. Несвицкий), должен был освободить квартиру, которая переходила поступившему на его место новому клирику-ключарю. Хотя о. Иоанн впоследствии сам стал ключарем (1876.), а затем и настоятелем (1895) собора, он занял квартиру ключаря уже в 1855 году.

Скорее всего, это произошло по распоряжению соборного начальства. Вопреки обычному правилу, квартиру передали молодому священнику. Это обстоятельство вызвало недовольство кого–то из «сослуживцев», претендовавших на освободившуюся квартиру. Тогда становится понятной следующая запись на страницах одного из дневников о. Иоанна: «Тяжелым искушением для слабой моей воли посетил меня Господь мой, чтобы поставить на вид ложь и обман притесняющих меня лишением квартиры сослуживцев; я должен был отправиться в Петербург в сильную оттепель, когда ненадежный лед мог обрушиться под ногами лошади. <… > Составив просьбу в Петербурге, я подал ее Преосвященному викарию. Но удовлетворительного ответа в то же время не дождался. <… > В это время скорбь так сдавила мое сердце, что слезы мои катились ручьями…» (Дневник. Т. 2., с.273).

Вопрос в конце концов разрешился благоприятно для отца Иоанна, и он прожил в этой квартире до конца своей жизни.

К сожалению, сохранилось не так много описаний квартиры современниками. Как правило, это воспоминания случайных гостей отца Иоанна.

Генерал-лейтенант Д. А. Озеров вспоминал о посещении квартиры: «О. Иоанн всю свою долгую священническую службу при Андреевском соборе провел в маленькой скромной квартире, отличающейся только тем, что во всех углах всех комнат были киоты с иконами, поднесенными ему со всей России. На шкафах – клетки с воркующими голубями, а перед окнами канарейки, без устали выводящие свои трели. И те и другие птички – конечно, подношения его почитателей, не знающих, чем проявить свою любовь к о. Иоанну».

Кабинет о. Иоанна описал побывавший в гостях у батюшки в 1901 г. протоиерей тюремной церкви св. Иоанна Рыльского П. П. Левитский: «В январе 1901 г. я приехал в Кронштадт и был у о. Иоанна, который принял меня в своем кабинете, служившем ему и моленной, и спальней. Лучшим украшением этой комнаты … были святые иконы в угольнике и рядом с ним, в большом киоте из красного дерева. Перед киотом на некотором расстоянии от него стоял письменный стол, за которым отец Иоанн писал свои чудные проповеди».

Одно из наиболее подробных описаний квартиры оставил неизвестный корреспондент дореволюционного журнала «Русский паломник», который удовлетворяя интерес читателей и паломников, посетил квартиру в 1901 г. и опубликовал статью «Домашняя жизнь о. Иоанна». Вот выдержки из этой статьи:

«Посвящая большую часть своего времени обществу и вращаясь среди самой разнообразной публики в течение целого дня, о. Иоанн бывает дома только рано утром, поздно вечером и ночью. Квартира служит о. Иоанну почти исключительно местом отдыха и постоянных литературных занятий. Она находится во втором этаже каменного церковного дома со входом со двора. Лестница, ведущая к о. Иоанну, имеет довольно запущенный вид и оканчивается дверью, которая охраняет жилище пастыря от вторжения нежелательных посетителей, не стесняющихся нарушить покой о. Иоанна даже в то короткое время, когда он отдыхает дома. За дверью — площадка, а затем еще две двери, одна из которых ведет в переднюю, а другая в кухню. Из передней ход в большую столовую со старинными образами в драгоценных ризах, с горящими день и ночь лампадами.

В столовой нередко в минуты досуга о. Иоанн беседует со своею супругою, родственниками и близкими людьми. Супруга о. Иоанна живет с ним в одной квартире и заботится, чтобы хоть на короткое время создать о. Иоанну некоторый комфорт и удобства, которых он лишен, проводя целый день среди посторонних. Елизавета Константиновна Сергиева…, не принимая непосредственного участия в его общественной деятельности, заботится только об удобствах, спокойствии и хорошем настроении своего супруга. На вид она небольшого роста старушка, полная, с крупными чертами лица и добрым взглядом.

Поздно ночью, когда Кронштадт уже покоится сном, не спит Елизавета Константиновна, ожидая возвращения о. Иоанна из загородной поездки по делам пастырским. Она встречает его, заботливо спрашивает о здоровье, и побеседовав немного, испрашивает у него благословения и отправляется спать, убедившись, что «Иван Ильич» — как она его зовет обыкновенно, — чувствует себя хорошо. При Елизавете Константиновне в качестве компаньонки живет в настоящее время одна из племянниц (Руфина Григорьевна Шемякина), и с нею она проводит дни во время отсутствия о. Иоанна. Елизавета Константиновна особенно любит цветы, и их у нее в гостиной очень много. Рядом с гостиной расположена ее комната.

Налево от столовой комната с большим книжным шкафом и старинною мебелью, а рядом с нею кабинет о. Иоанна, служащий вместе с тем ему и спальнею. Посреди кабинета — большой письменный стол, весь заваленный ворохами бумаг, телеграмм, газет и книг.

Корреспонденция о. Иоанна и даже та часть ее, которая доставляется ему непосредственно (другую часть читает секретарь, племянник его И. В. Фиделин), громадна. Одних телеграмм получает о. Иоанн более сотни в день. Масса газет, книг и брошюр высылается ему различными издателями. Поздно ночью, вернувшись домой, о. Иоанн посвящает некоторое время чтению корреспонденции или, очистив с трудом уголок на столе, пишет свой дневник. /…/

Несмотря на видимый беспорядок, о. Иоанн прекрасно разбирается в своих бумагах, легко, быстро находя то, что ему нужно. В отсутствие отца Иоанна кабинет запирается на ключ, и входить в него без разрешения о. Иоанна не дозволяется.

Перед письменным столом большая комната со многими образами и лампадами, у стен стоят шкафы с книгами духовного содержания и слева за ширмами — постель, на которой отдыхает о. Иоанн от своих обширных трудов.

Спит о. Иоанн всегда, даже зимою, при открытых форточках; по его словам, эту привычку он приобрел еще в молодости и сохраняет теперь, так как холод значительно укрепляет его здоровье. Вообще жилище отца Иоанна обставлено более чем скромно…

Одежды о. Иоанн почти никогда не покупает: ее дарят ему многочисленные почитатели, и притом в таком количестве, что он уже сам раздает ее или материю на одежды нуждающимся. Обувь шьет о. Иоанну сапожная мастерская «Дома трудолюбия». Там имеются для о. Иоанна особые колодки и образцы…» (Русский паломник, 1901. Раздел «Смесь». С. 885).

В гостях у о. Иоанна бывали высокие гости: представители царского дома и флотоводцы, иерархи Церкви и простое духовенство, купцы и чиновники, незнакомые богомольцы и близкие духовные чада. Многие из гостей о. Иоанна ныне прославлены Русской Церковью как новомученики Российские: священномученики митрополит Владимир (Богоявленский) и митрополит Кирилл (Смирнов), митрополит Серафим (Чичагов) и епископ Гермоген (Долганов), священномученики Иоанн Восторгов, протоиерей Философ и его брат протоиерей Иоанн Орнатские, приснопоминаемая игумения Таисия Леушинская (Солопова), игумения Ангелина (Сергеева).

После кончины Иоанна Кронштадтского его квартира стала местом памяти и почитания «всероссийского пастыря». Вплоть до революции она оставалась практически в неизменном виде, особенно это касается кабинета о. Иоанна. Служители Андреевского собора пускали в квартиру почитателей батюшки и показывали место его жизни и подвигов. В дни его памяти, прежде всего в день ангела (19 октября) двери квартиры открывались для широкой публики в течение всего дня и служились панихиды.

Корреспондент «Санкт-Петербургского листка» (1910 г., №287, с.2) посетил квартиру спустя почти два года после кончины о. Иоанна, в день его ангела, и оставил такое описание: «По стенам комнаты движутся неясные тени людей, собирающихся в этой большой комнате, посредине которой стоит маленький столик с иконой Спасителя, Крестом, Евангелием… Пребывают новые люди, набожно крестятся и благоговейно осматривают предметы, находящиеся в комнате. Тишина, царящая во всей квартире, прерывается только тихими шагами вновь входящих. Мы в квартире отца Иоанна Кронштадтского, в спальне, где 20 декабря 1908 года тихо почил и перешел в другой мир Великий Пастырь, молитвенник Земли Русской. /…/ В течение вчерашнего дня в квартире Пастыря пребывало немало народа».

Корреспондент особо отмечал, что обстановка кабинета-спальни сохранялась максимально в неприкосновенности: «В спальне отца Иоанна, служившей ему вместе с тем кабинетом, до сих пор все напоминает его. Все осталось в том виде, каким было при его жизни». Он удивленно отмечает, что даже «шелковое одеяло на кровати немного смято — так осталось оно после смерти отца Иоанна».

Он сделал последнее известное нам описание кабинета, которое сейчас имеет особую ценность: «Почти половину стены занимают иконы, перед которыми при жизни молился покойный отец Иоанн. Отдельно от других икон висит икона святого Николая Чудотворца — дар Высоких Особ. Вот икона старинного письма. В углу около божницы на маленьком столике митра, в которой совершал богослужение отец Иоанн. Рядом письменный стол, за которым он занимался в течение многих лет, перечитывал свою обширную почту, писал проповеди, вел дневник «Моя жизнь во Христе». На столе портреты Высочайших Особ, в том числе портрет Наследника Цесаревича — Высочайший подарок. В беспорядке разбросаны по столу несколько листов бумаги и записная книжка в красном переплете.

Около стола — широкое кресло под чехлом, на котором сидел пастырь за работой, рядом круглый столик с несколькими книгами духовного содержания, еще кресло с пюпитром, на нем опять книги. Над книжным шкафом между окнами — портрет отца Иоанна в овальной раме.

В глубине комнаты кровать, на которой скончался отец Иоанн, около нее китайская ширма, круглый столик с бельем, низенькая, обитая плюшем табуретка, сапоги и туфли отца Иоанна, стоящие на маленьком коврике. /…/

В заднем углу на вешалке два подрясника и шляпа, которую носил последнее время перед смертью отец Иоанн. Вот почти и все, что находится в комнате, в которой прожил более полувека прославленный пастырь, и которая после его кончины оставалась в неприкосновенном виде».

Автор представил более кратко и другие комнаты: «Идем осматривать остальные комнаты квартиры. Из них открыты три: прихожая, столовая и гостиная. В последней служатся панихиды по почившем пастыре». Он отмечал отсутствие «стилистического единства» в квартире: «Тщетно стали бы искать стиль в обстановке квартиры, да видно хозяева ее и не заботились о нем. Тем более, что чуть ли не все вещи, — дары почитателей отца Иоанна Кронштадтского. Рядом с дорогими зеркалами с позолотой стоят старомодные стулья».

В гостиной он обратил внимание на портреты Высочайших особ: «На стенах гостиной портреты Государя Императора Александра Ш, Государыни Марии Федоровны и ныне царствующего Государя Императора».

Мемориализация мест, связанных с именем о.Иоанна началась уже в последние годы его жизни. В июле 1907 г. специальным разрешением Святейшего Синода в ответ на прошение почитателей о. Иоанна улица Медвежья, на которой был расположен Дом Трудолюбия, была переименована в Сергиевскую в честь о. Иоанна Кронштадтского (Сергиева) (ныне она носит название «улица Фейгина»).

На половине отца Иоанна по инициативе и при поддержке Общества памяти Иоанна Кронштадтского предполагалось создание музея с мемориальными комнатами. На половине матушки Елизаветы Константиновны планировалось устройство богадельни. Для посетителей в это время она была недоступна. В 1912 г. на стене дома причта, выходящей на Михайловскую (Посадскую) улицу, на уровне второго этажа между окнами гостиной, была установлена памятная доска белого мрамора с текстом золотыми буквами: «В сем доме 53 года жил великий светильник церкви Христовой, Молитвенник земли Русской митрофорный протоиерей отец Иоанн Ильич Сергиев Кронштадтский. Здесь же в Бозе почил 20 декабря 1908 года в 7 часов 40 мин. утра».

Однако планам почитателей Иоанна Кронштадтского не суждено было сбыться.

В первые годы после революционных событий квартира о. Иоанна усилиями причта Андреевского собора сохранялась. В июне 1918 г. ее посетил избранный за полгода до этого патриарх Тихон (Белавин). Скорее всего, именно по его благословению вскоре после этого в квартире на половине Елизаветы Константиновны был устроен храм во имя Святой Живоначальной Троицы. Для увеличения пространства домового храма была разобрана межкомнатная стена. Алтарными окнами домовой храм выходил на улицу Посадская.

Точные сведения о закрытии и ликвидации Свято-Троицкой церкви отсутствуют. Это могло произойти в 1920-1921 гг., так как в списке действующих храмов Кронштадта 1922 г. упоминания о нем нет. Часть имущества была передана в Андреевский собор, в записи о регистрации общины которого от 17 марта 1924 г. говорится, что в соборе хранится 7 колоколов из закрытой Свято-Троицкой церкви. Однако, есть свидетельства, что, будучи юридически закрытым, храм все продолжал существовать фактически и в нем, по свидетельству очевидцев, и во второй половине 1920-х годов в памятные дни совершались богослужения. Об этом, в частности, рассказывал диакон Николай Бараблин, который еще отроком в 1920-е гг прислуживал в храме алтарником.

Мемориальный кабинет отца Иоанна сохранялся вплоть до весны 1931 года. В последние годы перед ликвидацией он находился в ведении приходской общины русско-эстонской Кресто-Воздвиженской церкви.

Восемнадцатого февраля 1931 года Кресто-Воздвиженскую церковь закрыли, что решило судьбу мемориального кабинета. Хранившиеся в церкви предметы были выделены в специальный раздел инвентарных описей имущества храма 1926-1931 гг. Всего в кабинете в это время хранилось 37 предметов, в том числе портрет о. Иоанна, иконы Успения Пресвятой Богородицы, Иисуса Христа, картина «Хождения по воде Иисуса Христа» И. Айвазовского, крестообразная икона, картина благословение детей, картина Божией Матери шитая на канве, фисгармония, два письменных прибора — черного и зеленого мрамора. Письменный прибор из зеленого мрамора 25 марта 1929 г. передали для оборудования помещения стола ЗАГС. Следует отметить, что 11 июня 1927 г. собрание прихожан Кресто-Воздвиженской церкви постановило построить в кабинете о. Иоанна печь для изготовления просфор. Особая участь ожидала единственный предмет, обозначенный в описи в качестве музейной ценности, — бутыль с деревянными фигурами. 12 марта 1931 г. в административный отдел поступило заявление районного совета Союза воинствующих безбожников о передаче ему нескольких предметов Кресто-Воздвиженской церкви, в том числе упомянутой бутыли, для антирелигозной экспозиции. Просьба СВБ была удовлетворена, а саму квартиру передали под заселение.

После революции дом Иоанна Кронштадтского как хранитель памяти о нем и предмет внимания почитателей отца Иоанна подвергался высмеиванию пролетарских авторов. К примеру, историк-краевед П. Столпянский предлагал устроить в доме о. Иоанна центр атеистической пропаганды: «Этот домик, в котором бы следовало открыть музей происхождения религии, должен сохраниться как яркий памятник российского невежества» (П. Столпянский. Путеводитель по Кронштадту: Исторические очерки, 1923 г. С.118).

В конце 1950-х — начале 1960-х гг. была проведена капитальная реконструкция здания. Надстроили два этажа, а внутри все перепланировали под жилые квартиры, в основном двухкомнатные. Квартира о. Иоанна оказалась разделенной на пять отдельных квартир. На месте же садика о. Иоанна разбили городской сквер отдыха

В связи с тем, что Кронштадт, являясь базой Военно-морского флота, был закрытым городом, квартира Иоанна Кронштадтского оставалась недоступной для почитателей и пребывала в забвении. Даже многие жители города не знали, где она находится.

Новый этап в истории дома о. Иоанна наступил в средине 1990-х гг., благодаря созданию Мемориального музея-квартиры св. Иоанна Кронштадтского.

Идея о необходимости мемориализации квартиры Иоанна Кронштадтского возникла у о. Геннадия Беловолова еще в ходе первого посещения Кронштадта, в ноябре 1989 года. Будучи научным сотрудником Литературного-мемориального музея Ф. М. Достоевского в Санкт-Петербурге, он посетил Кронштадт по пропуску военного коменданта морской базы. Найти дом о. Иоанна в городе оказалось непросто, поскольку он был перестроен, а улицы переименованы.

Следующий раз о. Геннадий приехал в Кронштадт в июне 1995 года, уже приняв сан. В том же году он познакомился с владелицей угловой квартиры на втором этаже с балконом (историческая гостиная о. Иоанна) и сумел совершить в квартире первый молебен. В 1997 году владелице подобрали равнозначную жилплощадь в Кронштадте, и так освободилась первая комната квартиры о.Иоанна.

В 1999 году было получено благословение правящего архиерея Санкт-Петербургской епархии митрополита Владимира, Учитывая всероссийский статус святыни, было подготовлено обращение к патриарху Московскому и всея Руси Алексию, от которого поступило письменное благословение на создание в квартире о. Иоанна мемориального музея. (Интересно отметить, что благословение патриарха датировано 14 июня 1999 года, то есть тем числом, когда в 1990 году патриарх Алексий совершил чин канонизации «всероссийского пастыря». В 2009 году в память об этом событии был установлен новый церковный праздник — прославление св. Иоанна Кронштадтского.)

Первого ноября 1999 года состоялось открытие первой очереди Мемориального музея-квартиры св. Иоанна Кронштадтского, которое прошло при большом стечении народа и стало, без преувеличения, самым большим праздником памяти о. Иоанна за все 80 лет после революции.

На ту пору музей состоял из гостиной и прихожей. В таком виде он просуществовал почти десять лет. К 2008 г., когда церковь широко праздновала юбилей 100-летия кончины «всероссийского пастыря», удалось освободить еще несколько комнат квартиры, устроить выставочный зал на первом этаже, а также с помощью городских властей восстановить и благоустроить мемориальный садик Иоанна Кронштадтского. В мае 2008 года в этом сквере был установлен первый в России памятник св. Иоанна Кронштадтского работы московского скульптора Андрея Соколова.

В настоящее время мемориальная квартира св. Иоанна Кронштадтского является уникальным народным музеем великого русского святого. В музее собрано большое количество святынь, икон, портретов, мемориальных предметов, мебели, вещей, книг и фотографий св. Иоанна Кронштадтского. При музее действует Иоанновское сестричество: 20 сестер ежедневно, бескорыстно и усердно трудятся на этом святом месте. Они несут разные послушания: принимают группы, проводят экскурсии, общаются с посетителями по душам, убирают квартиру и ухаживают за садиком о. Иоанна.

Редакция сердечно благодарит Мемориальный музей-квартиру св. Иоанна Кронштадтского и лично директора музея о. Геннадия Беловолова за предоставленные материалы и свидетельства.

About The Author