22.07.2024

Сергей Зайцев «Открытые письма» из Кронштадта: о. Иоанн и фотограф П. П. Шауман

Они познакомились, будучи еще очень молодыми людьми. Один, Павел Петрович Шауман, – дворянин, успешный и модный фотограф. Второй – Иоанн Ильич Сергиев – священник, полный сил и благородных помыслов. Точной даты их знакомства нет, но доподлинно известно, что первые портреты отца Иоанна были исполнены в фотоателье П. П. Шаумана в Санкт-Петербурге на Невском проспекте, дом 10, в 1860-х годах.

Изобретение фотографии и ее развитие в середине XIX века можно сравнить с появлением в наше время Интернета. Это было маленькое чудо, когда на куске белого картона проявлялись изображения государя и исторических личностей, героев и простых людей, родственников, любимых, дорогих. Что немаловажно, эти карточки можно было унести домой и повесить или поставить на почетное место, отправить письмом знакомым. Фотографией в то время занимались образованные люди, часто с художественным или техническим образованием и увлеченные этим изобретением.

О чем говорили между собой наши персонажи – можно только догадываться. Павел Петрович мог рассказать, какая большая роль будет отводиться фотографии в жизни государства, в области печати, в удостоверении личности, в отображении событий. Иоанн Ильич мог поделиться рассказом о «Демидовском доме призрения трудящихся», о его развитии, об обустройстве такого же дома в Кронштадте. Результатом этих встреч и общения стало закрытие Шауманом своего фотографического заведения на Невском проспекте, в самом престижном и доходном месте Санкт-Петербурга, и переезд в Кронштадт.

В 1878 году Павел Петрович Шауман получает разрешение от Кронштадтского военного губернатора на открытие фотографического заведения в Кронштадте. На Господской улице, в доме № 24, строится фотографический павильона, а с 1882 году Шауман начинает работать как городской фотограф. Помимо ателье, Павел Петрович сразу активно вливается в общественную жизнь города. В том же году на пятилетний юбилей Кронштадтского общества садоводов он выполнил серию художественных снимков городских парков, скверов и питомника. Был выпущен альбом, один экземпляр преподнесли в дар военному губернатору Кронштадта П. В. Казакевичу. В благодарность за подарок губернатор пообещал содействие в отливке чугунной ограды для Петровского парка. 16 мая 1883 года, в дни коронования Александра III, вокруг Петровского парка появилась прекрасная чугунная ограда, отлитая на кронштадтском Пароходном заводе.

Помимо работы фотографом, с 1882 года Павел Петрович становится постоянным сотрудником отца Иоанна по делам Дома Трудолюбия.

Фотография развивается быстрыми темпами, и Шауман с интересом изучает и внедряет многие новинки. Уже в 1882 году он предлагал американскую ферротипию (фото на металле) для клиентов и гелиоминиатюры (фото, подрисованные светящимися красками). Кстати, эти же краски по предложению фотографа использовали морские службы для окраски бакенов.

В 1883 году «Кронштадтский вестник» публикует объявление «О продаже в фотоателье следующих снимков: «Закладка Дома Трудолюбия в присутствии Их Императорских Высочеств», «Столовая» и «Мастерские» Дома Трудолюбия.

Авторитет мастера в Кронштадте растет, и в 1884 году Павел Петрович Шауман избирается в Комитет по установке в Кронштадте памятника П. К. Пахтусову. Им выполнены фотографии макета памятника для обсуждения, а позже и фотоснимки открытия памятника, изданные в брошюре Комитета по установке.

Отец Иоанн Сергиев открывает в Кронштадте приют, с 1886 года попечителем этого заведения становится именно П. П. Шауман.

В том, что люди со всей страны стекались к протоирею Сергиеву, немалая заслуга Павла Петровича. Все поучения и беседы батюшки, произнесенные в кронштадтском Андреевском соборе, например, печатаются с портретом автора (такого в истории Русской Православной церкви прежде не было), а все портреты для печати выполняет Шауман.

Постепенно фотографии с «Кронштадтским батюшкой» становятся очень востребованными. Они продаются в ателье Шаумана, в книжном магазине «Кронштадтского вестника» и даже в свечной лавочке Андреевского собора. Последнее место торговли вызвало бурную полемику среди обывателей Кронштадта, поскольку для своего времени это был крайне смелый шаг. В отборе наиболее удачных снимков принимал участие сам батюшка, о чем свидетельствуют письменные одобрения тех или иных снимков отцом Иоанном.

Совместными усилиями наших героев в 1888 году открылись трудовые мастерские при Андреевском попечительстве; организацией и управлением занимался Павел Петрович Шауман.

Можно только удивляться работоспособности выдающегося фотографа: в том же году он участвует в международной фотографической выставке в Санкт-Петербурге, где представляет выполненные в сложнейшей технике фотографические копии с картин И. К. Айвазовского.

В 1891 году состоялась знаменитая поездка отца Иоанна на «малую родину», в Суру Архангельской области, для освящения храма Св. Николая Чудотворца. Батюшку сопровождал Шауман, который взяв с собой в путешествие походный фотографический аппарат с 6-ю двойными кассетами. Результатом двухмесячной поездки стал прекрасный альбом с 26 видами и портретами, отпечатанными на прекрасной бристольской бумаге в типографии Вильборга, одной из лучших в России. Один экземпляр преподнесли царской семье. В благодарность за работу мастер удостоился драгоценных подарков: «От Ея Императорского Высочества Великой Княгини Александры Иосифовны – золотой перстень с рубином и бриллиантами, а от Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича – золотая булавка с вензелем Его Высочества, украшенная бриллиантами и рубинами».

Сам отец Иоанн прекрасно понимал пользу и потенциал фотографии: не случайно во все поездки он брал чемоданчик с фотопортретами – от крохотных «визит-портретов» до больших кабинетных фото и раскрашенных фотопортретов на металле. Почитатели благих дел батюшки, веруя в исцеляющую силу лика отца Иоанна, часто прикладывали карточки к больным местам; надо признать, что чудо исцеления, судя по воспоминаниям, вовсе не было редкостью. Большие же фотопортреты ставили рядом с иконами. В любопытных мемуарах художника и писателя С. В. Животовского говорится: «Войдя в дом отца Георгия (настоятеля Сурского монастыря), я спросил, не найдется ли где-нибудь чуланчика, в котором я мог бы проявить фотопластинки, и отец Георгий провел меня в специально устроенную для фотографии темную комнату с водопроводом и всеми нужными для проявления удобствами».

Ни один праздник в Кронштадте не обходился без подарков, главным из которых был фотопортрет отца Иоанна.

Помимо работы в фотоателье, куда в день приходили до 10 человек, Павел Петрович Шауман как фотокорреспондент работает на Первой выставке «Садоводства, плодоводства и огородничества» в Морском манеже (организатор – Императорское Российское общество садоводов). За серию снимков с выставки мастера удостоили Большой серебряной медали.

После переезда в новое ателье по адресу улица Господская (ныне Ленина), дом 30, Шауман взялся запечатлевать повседневную жизнь и красоты Кронштадта. Известны более 20 отснятых им видов города.

Иоанн Кронштадтский в феврале 1896 года, в ходе Первого Всероссийского съезда фотографов в Москве, когда был учрежден фонд «Обеспечения помощи фотографам, потерявшим трудоспособность», стал первым жертвователем этого фонда.

Интересны воспоминания князя Василия Ивановича Мещерского: «…Надо было спешить в фотографию П.П.Шаумана…отец Иоанн дал нам слово сняться с нами…В ожидании его прибытия мы занялись осмотром больших коллекций фотографических карточек. Пересматривая все эти карточки и группы, я не мог не обратить внимание на одно обстоятельство, весьма любопытное и замечательное. Не было, кажется, ни одной карточки в этом море карточек, на которой отец Иоанн был бы снят совершенно одинаково. Что ни карточка, то у него у него было иное выражение лица. По временам эта разница достигала таких размеров, что трудно даже было узнать отца Иоанна. …Выражение лица отца Иоанна меняется часто и иногда с поразительной быстротой. Вот почему он и выходит на карточках столь различно».

С 1897 года наступает пора «открытых писем» (открыток) из Кронштадта, и здесь Шауман тоже был первым. Именно с его фотопластинок печатались первые видовые открытки морского города. «Открытые письма» издавались в Кронштадте, Санкт-Петербурге, Москве и даже в Швеции. К сегодняшнему дню эти виды десятки раз переиздавались, но, к сожалению, автора, оттисков, как правило, не указывают.

Поскольку служение в Андреевском попечительстве занимало все больше времени, в 1899 году почетный гражданин Кронштадта Павел Петрович Шауман решил закрыть свое фотоателье. Когда же скончался его духовный наставник и близкий друг, Иоанн Кронштадтский, это событие подорвало здоровье Павла Петровича, он серьезно заболел, а в сентябре 1911 и сам отошел в миро иной. Похоронная процессия во главе с губернатором Кронштадта Р. Н. Виреном проследовала на Свято-Троицкое городское кладбище. В годовщину смерти Шаумана городская дума выпустила серию «открытых писем» с его фотографиями.

На сегодняшний день могила Павла Петровича Шаумана считается утерянной. Но память о большом мастере фотографии и соратнике отца Иоанна Кронштадтского жива: Музей истории Кронштадта предложил увековечить имя фотографа на плитах городского некрополя на кладбище, а на доме номер 30 по бывшей Господской улице в Кронштадте хотят установить мемориальную доску в его честь.

About The Author